Главная » Трофеи » Африканский калейдоскоп: советы трофейным охотникам

Африканский калейдоскоп: советы трофейным охотникам

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

В Уганде, как оказалось, обычная африканская охота.

Отличается, скажем, от охоты в Зимбабве или Танзании большим количеством перемещений.

Фактически мы все время куда-то ехали.

За каждым трофеем нужно было отправляться в другое место .

Животные обитают локально и изолированно друг от друга.

Стоит отъехать буквально 50 километров в сторону, и меняется видовой состав животных, обитающих на этой территории.

Напрашивается сравнение: островки животного мира окружены полями и районами жизнедеятельности местных жителей и ими же отделены друг от друга.

Мне показалось, что так сложилось потому, что все концессии расположены вокруг национальных парков, и во всех полно животных.

 

ФОТО АНДРЕЯ ЗАИКИ.

Разумный подход. Есть национальные парки, их окружают охотничьи концессии. Животных в национальных парках избыток, их больше, чем может прокормить земля; когда звери выходят из парка, на них охотятся.

Уганда — это восточная Африка. Животных здесь больше, чем в Танзании или Кении. Мне пришлось поездить по стране, поэтому я знаю, что говорю. Здесь я успешно охотился на нильского буйвола, ситатунгу, хартебиста Лихтенштейна, других животных.

Добыча буйвола или хартебиста, — это гарантированная охота даже не одного дня, а одного утра: несмотря на то что это открытая саванна без каких-либо загородок, трофейных животных неизменно остается огромное количество.

Это происходит благодаря грамотной политике властей по управлению популяциями диких животных, а также благодаря менталитету местных жителей и их обычаям. Люди в Уганде добродушные, в стране низкий уровень преступности.

По рассказам местных, в Уганде, конечно, имеется браконьерство.

 

Либерийский хилтон не самый мой любимый «отель» во всей Африке. ФОТО ЛЕОНИДА ПАЛЬКО.

В Африке его не может не быть, т.к. численность населения стремительно увеличивается, работы нет, образования не получить, а браконьерство — это путь заработать деньги. Впрочем, в Уганде проблема браконьерства не стоит так остро, как в других странах.

Животные здесь непугливые. Например, бушбока я взял из лука, причем не традиционно из засидки у водопоя, а с подхода. Все получилось как в кино про индейцев. А я ведь только начинаю охотиться с луком!

Почему мне нравится лук, а не арбалет? Потому что мне кажется, что стрелять из арбалета все равно что из карабина. Его стрела летит как пуля: куда прицеливался, туда и попал. А лук — это другое, это потрясающие ощущения.

Подкрадываешься к животному вплотную, видишь его с расстояния 15–20 метров или еще ближе… Нужно только уметь себя контролировать, с выстрелом не торопиться и, выждав нужный момент, аккуратно спустить тетиву.

Стрелять в сумерках, при сильном ветре, через ветки кустарника или густую траву просто нереально, обязательно будет подранок, а ведь у тебя только один выстрел. Поэтому на таких охотах рекомендую иметь натасканную по кровяному следу собаку, иначе добрать подранка будет очень тяжело.

При охоте на хищных животных у лучника должен быть собственный бэкап — мощный короткоствол, способный остановить нападающего льва, леопарда или буйвола. Если в нашей стране разрешат охоту с луком (а это будет правильный шаг), то нужно будет позволить охотникам пользоваться и короткоствольным оружием. Иначе трагедий не избежать.

Представьте, какое надо иметь самообладание, чтобы в стланике или за деревьями подойти на восемь – десять метров к большому медведю! Это вам не из карабина стрелять со ста метров, тут нужно быть действительно смелым человеком.

 

ФОТО ЛЕОНИДА ПАЛЬКО.

Если после выстрела медведь пойдет на вас, то, даже бросив лук, с карабином в ограниченном пространстве вы себе ничем помочь не сможете. Поэтому правильнее будет иметь на ремне крупнокалиберный пистолет.

Итак, с луком я взял нильского бушбока, а остальных шестерых животных добыл из карабина.

Как я уже сказал, закончить с африканскими охотами просто невозможно. Африка затягивает, а кроме того, SCI постоянно добавляет новые виды трофейных животных, выделяет подвиды и всячески инициирует трофейных охотников на то, чтобы все время пополнять свои коллекции.

Мне, исходя из требований клуба «Сафари» сегодня нужно добыть еще трех животных: горную ньялу, ньясского гну, за которым я поеду в ноябре в Мозамбик, и пуку.

В связи с этим хочу сказать всем охотникам, которые хотят собрать коллекцию трофеев и чьи амбиции направлены на получение наград SCI, чтобы они правильно планировали свои охоты, иначе им, как и мне, придется лететь в одну страну за горной ньялой, в другую за пуку, а потом в Мозамбик за гну, ведь их никто не продает как отдельную охоту, они идут только в пакете с другими животными.

А это и время, и деньги…

Не могу не привести еще один пример, говорящий о том, как хорошо обстоят дела в Уганде с трофейными животными и охотой. Там водится дикдик Гюнтера — мелкое и очень стремительное животное (их там просто как мышей в деревенском амбаре).

Интересная и сложная в иных странах охота на эту малюсенькую антилопу состоит в Уганде из двухчасовой поездки до места и тридцатисекундной охоты.

Хорошее место — Уганда! Рекомендую всем. Если в Танзании вы будете бегать с луком за быком неделю, то в Уганде за неделю вы десять раз подойдете к нему на выстрел. Для лучников это просто рай. Подумываю вернуться туда с луком за буйволом…

 

Наша либерийская гвардия джунглей. Улыбчивые и добродушные парни. ФОТО ЛЕОНИДА ПАЛЬКО.

В охоте с луком есть очень важный момент — стрелять и со 100%-ной вероятностью попасть по убойному месту. Ох как трудно удержаться от поспешного выстрела! Зверь рядом, ваше сердце выпрыгивает из груди.

Вы думаете: всего одна веточка между вами и зверем, можно стрелять, но… В Уганде я стрелял по бородавочнику. Настоящий монстр! Клыки как бивни у слона. Он стоял за кустарником, и после выстрела стрела от тонюсенькой веточки отрекошетила и кабан ушел. Моя вина. Не дотерпел. А ведь могло быть первое место в книге рекордов SCI.

Важно также, чтобы лук соответствовал вашей антропометрии и вы к нему привыкли. Я стреляю только из своего 70-фунтового блочного «Боутеха» (BowTech). Хороший, тяжелый лук. Мощности хватает за глаза.

А в апреле был Чад. Эта страна стала для меня синонимом дикой жары — 45 °С в тени. Сидя в открытой машине, я мечтал, чтобы водитель ехал медленнее, потому как поток воздуха не освежал, а обжигал.

Совет тем, кто едет в Чад: пейте не менее шести литров воды в день. Впрочем, это не совет, а предупреждение: меньше пить нельзя, иначе начнутся серьезные проблемы с почками. Представьте себе: вы пьете по шесть литров воды в день, а в туалет не ходите, все выходит по́том. Правда, уже на второй день мы стали бегать по кустикам.

Кстати сказать, моя спутница Галина, которая была со мною на всех охотах и везде отлично держалась, потому как боец, здесь сломалась. До этого у нее была одна проблема — холод, а тут прибавилась вторая — жара.

Она ездила со мной на охоту только утром, когда было не так жарко , а после обеда сидела под кондиционером в лагере.

 

Большой западный куду добытый в Чаде, позволил мне «закрыть» шлем африканских винторогих антилоп куду. ФОТО АНДРЕЯ ЗАИКИ.

Занесло меня в Чад за куду. Чтобы получить шлем, требуется добыть трех куду, а у меня было только два. Получалось, что можно было взять куду в более-менее «приятных» странах за очень существенные деньги (помните мои слова о том, что надо лучше планировать свои сафари?) либо ехать за одним в Чад.

Хотя и здесь с меня слупили немало, причем не испытывая никаких неудобств. Они ведь отлично понимают, с кем имеют дело, поэтому выкручивают вам руки, улыбаясь. Так как у меня не было еще и краснолобой газели, я поехал в Чад, и в итоге добыл газель, закрыв при этом шлем газелей, и закрыл шлем куду, а попутно бубала Лихтенштейна и из лука западно-африканского дайкера.

Если теперь в Мозамбике я возьму гну, то закрою Алмазный круг африканских трофеев. Это будет серьезное достижение, ибо немногие имеют такую награду клуба SCI.

После охоты на дайкера на меня вышел огромный куду (точно первое место в SCI среди лучников), но лицензии у меня не было, и он ушел в буш. От него остался только фильм про него же.
Несмотря на жару, я туда еще вернусь, уж очень там результативная охота с луком на водопоях.

Кроме этого, там нереально много бородавочников. В день мы их видели по несколько сотен. Страна похожа на Намибию или Танзанию — те же пейзажи, то же небо. Что касается военно-политической обстановки, то это не самое спокойное место на земле, но если вы слушаетесь своего пиэйча и не выходите попусту из отеля, то все протекает нормально.

Полезно знать, что преступления в столице не расследуются, потому как их очень много и кого-то искать и с чем-то разбираться никто не будут. У них там война. А вот в буше все спокойно. Как когда-то в ЮАР: весь криминал сосредоточен в столицах и крупных городах, в буше же ничего не происходит.

 

Конгони Лелвела — еще одно животное, довольно редкое в коллекциях трофейных охотников. ФОТО АНДРЕЯ ЗАИКИ.

В общем, Чад — страна сильно на любителя. Рекомендую его для продвинутых трофейщиков, новичкам же он скорее противопоказан.

Следующая страна, куда меня занесла охота, — это Либерия. Вот уж куда ехать охотиться нужно только по большой необходимости. Западная Африка. Джунгли. Влажно. Все мокрое, липкое. Неинтересная, абсолютно муторная ночная охота.

Первое время, когда идешь по джунглям, крутишь головой по сторонам. Ночные птицы снуют туда-сюда, кто-то чирикает, кто-то кого-то ест. Через час-два та же картина: мокрые зеленые листья, поваленные деревья, тропинка, а ты все высматриваешь, не блеснут ли где глаза дайкера в свете фонаря.

От такой монотонности быстро устаешь. За ночь мы прошли 28 километров в поисках маленького дайкера — это наш рекорд. Но несмотря ни на что, поездкой я остался доволен.

Добыл трех разных дайкеров и циветту. Есть там и другие животные, но ехать туда стоит только упертым трофейным охотникам и коллекционерам. Лагерь там худший из всех, где я был. Все сломано, убито, почва вытоптана до состояния бетона.

Вода то есть, то нет, то холодная, то горячая. Кухня специфическая. В основном мы ели ананасы и манго. Хорошо, что у меня есть свой рецепт выживания в джунглях от плохих поваров. Местные разводят здесь коз, так что один козленок позволил не только нам двоим продержаться три дня, но и нашему коллеге Леониду Палько.

Он хорошо отстрелялся, а в последний день добыл желтоспинного дайкера. Для лагеря это событие, редкость, ажиотаж. Под шумок и меня вытащили в лес: мол, видели там, где Палько добыл своего дайкера, еще зверей.

Однако на поверку оказалось, что под выстрел мне подставили трупик животного, аккуратно установленный в джунглях при помощи нехитрых приспособлений из веток и палок. Когда я увидел свой трофей, сразу понял, что это подстава, и спросил своего пиэйча: «Парень, у него мухи во рту от старости завелись?»

 

Краснолобая газель — редкая антилопа, за которой нужно ехать в жаркий Чад. ФОТО АНДРЕЯ ЗАИКИ.

Погрустнела и ничего не ответила золотая рыбка… Когда мы обо всем рассказали чернокожему хозяину концессии, он разразился таким праведным гневом, что я даже подумал, а не был ли он тоже замешан в этом деле.

Итак, считаю, что Либерия — страна не для всех, только для коллекционеров и изощренных трофейщиков. Сказать, что охота там была тяжелая, нельзя. Конечно, все кусалось, обжигало, и нужны были репелленты и сетки, но терпеть было можно.

Любопытные выводы мне приходят в голову. Там, где Африка была под французами, и кухня и поведение местных жителей оказались, как говорится, не айс. А в английской и немецкой Африке и с кухней и с лагерями все на пять.

Вот так я за полгода поохотился в трех абсолютно разных странах. Разных и по климату, и по количеству трофеев, и по отношению к клиентам. Такая вот она, Африка!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Comments links could be nofollow free.